…Адамацкий вошёл в мой личный круг

«…Адамацкий вошёл в мой личный круг»

(воспоминания Евгения Орлова)

 

orlovУникальность неофициального искусства и культуры Ленинграда-Санкт-Петербурга еще пока мало изучена и проанализирована, хотя уже появился ряд достаточно серьезных исследований и публикаций. Одним из первых, кто целенаправленно стал заниматься этим явлением в нашей истории, был писатель Игорь Алексеевич Адамацкий.

 

Впервые мы познакомились в помещении легендарного «Клуба-81» на улице Петра Лаврова, 5, где проводили свои собрания художники ТЭИИ (Товарищества Экспериментального Изобразительного Искусства). Спустя несколько лет, когда в известный дом на Пушкинской, 10 стали собираться свободные художники, писатели, музыканты и разные неординарные личности, судьба ввела нас в общий круг людей, которые составили оплот этого всемирно известного Арт-центра.

В Арт-центре появилось первое книжное издательство «Деан» во главе с главным редактором Игорем Адамацким. Как и все наши начинания на «Пушкинской-10» все было направлено на дальнейшее продвижение деятелей и явлений неофициальной культуры.

 

Вся внешность этого небольшого по росту человека говорила о его основательности: очки крупного размера, походка и движения выдавали в нем неординарную, талантливую личность. Его сразу полюбили и приняли в свою среду художники, что при всей своей демократичности этих деятелей искусства, это было крайне непросто.

Но факт свершился – Адамацкий стал своим.

 

Среди господ учредителей и всех, кому была небезразлична судьба коллекции, собранной на «Пушкинской-10», шел спор о том, как назвать новый создаваемый музей. Мы с Сергеем Ковальским и Вадимом Воиновым были сторонниками названия: «Музей Нонконформистского Искусства». Многие же говорили, что это сложно, и были уверены, что название не приживется.

Мы, как к старшему брату, обратились к Игорю Адамацкому. Игорь Алексеевич сходу сказал, что по поводу названия никаких сомнений нет. Так название нового музея зафиксировалось в наших головах, а в дальнейшем и официально зарегистрировалось…

С этого момента Игорь Адамацкий вошел в мой личный круг, с которым я внутри себя всегда советуюсь в пору разных сомнений, по волнующим проблемам моего внутреннего мира.

 

Музей начал свою работу, и было решено выпускать небольшие печатные издания коллекции нонконформистского искусства по мере поступления денежных средств.

В качестве издательства было выбрано издательство «Деан», благо все в нашем доме. В издательстве появился компьютер, и человек, который его опекал, был все тот же Игорь Адамацкий.

Работа над первым выпуском коллекции началась с большим энтузиазмом. Я сделал эскиз обложки, и мы с Игорем Алексеевичем уселись за первую верстку художественного издания нашего музея.

Работалось весело, Игорь периодически что-то рассказывал из своей жизни: смешное и не очень. Это нас сблизило, и он стал часто просить моей консультации по дизайнерским вопросам. Иногда появлялся еще один консультант, и работа становилась еще веселее ‑ это был Вадим Воинов.

За это время было выпущено много книг и альбомов. Мастерство Адамацкого росло, и он стал настоящим главным редактором.

 

Игорь Алексеевич был православным христианином, хотя, как свойственно всей нашей интеллигенции, понимал это более тонко и требовательно. Он всегда поддерживал мои духовные поиски в современном искусстве. Я очень благодарен ему за внимательное и доброе ко мне отношение. С особой душевной теплотой часто вспоминаю его венчание в храме святого Иова, где я был единственным свидетелем этого таинства…

 

Евгений Орлов,

директор Музея Нонконформистского Искусства